?

Log in

No account? Create an account

HR-эксперт Андрей Шандалов

Фабрика президента
директор
hrnews

Агитационная машина лидера российской оппозиции едет по уже проложенной колее. Успех господину Навальному обеспечивают идеологи «померанчевой революции»

Оппозиция, вопреки призывам некоторых противников Владимира Путина, не намерена бойкотировать выборы мэра российской столицы. Об этом, в частности, заявил лидер либералов Алексей Навальный, которого не останавливает даже то, что, по данным фонда «Общественное мнение», на грядущих выборах он не наберет и 6% голосов. Борьба за кресло московского градоначальника для господина Навального – не цель, а всего лишь «генеральный прогон» грядущего участия в выборах Президента страны. Для этого у него впереди пять лет, за которые агитационный механизм должен быть не только отлажен до последней пиаровской шестеренки, но и грандиозным «автопробегом» запущен в массы, причем сбои и поломки в его работе должны быть полностью исключены. Для этого в обслуживании пропагандисткой машины Алексея Навального задействованы не только мощные спонсоры, но и профессиональные политтехнологи, уже продемонстрировавшие свое мастерство на территории Украины и других сопредельных стран.


Лозунги

Алексей Навальный намеревается въехать во власть на щите с лозунгом о борьбе с коррупцией, который, по крайней мере, последние 20 лет всегда находит отзыв у российского избирателя. «Я хочу изменить жизнь в стране. Я хочу изменить систему управления страной. Я хочу сделать так, чтобы 140 млн. человек, которые живут в этой стране и для которых нефть и газ течет из земли, не жили в такой нищете и беспросветном убожестве, а жили нормально. Как европейская страна», - говорит он. (ср. с текстом выступления Президента Украины Виктора Ющенко в Верховной раде 4 февраля 2005 г.: «Я знаю, что в этой стране проблемой номер один является коррупция. И начинается она с головы. Я взяток брать не буду. Я красть не буду»). Даже ритм и конструкция этих фраз свидетельствует о хорошо продуманной риторике, а идея просто обречена на сочувствие со стороны электората: в свое время большинство собравшихся на Майдане поддерживали команду Ющенко и Тимошенко только благодаря надежде, что она положит конец пост-советской клептократии Кучмы. «Навальный, как политтехнолог, знает, что самый эффективный способ распространения информации – это скандал, - замечает член Общественной палаты Георгий Федоров. – Вся его жизнь построена на скандалах и радикальности, так в свое время начинал Жириновский. Это был чисто циничный расчет, чтобы (…) получить пиар, а также отвести внимание от своего уголовного дела». По мнению некоторых политтехнологов, манера общения Навального и его речевой стиль могут нанести существенный вред политсистеме страны, и прежде всего, ее политической культуре: «В данном случае меня беспокоит не честь мундира, а атмосфера развязности, которая формируется в политических кругах, - говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. – Это вопрос не только стилистический, но и культурный. Перенос «подонковского» стиля общения из Интернета в публичную плоскость может плохо сказаться на развитии политического процесса в стране».

Однако авторитет Владимира Путина в стране еще довольно высок, и оставшееся до выборов время Навальный должен сделать все, чтобы убедить электорат не только в коррумпированности, шаткости и ненадежности существующего режима, но и в том, что эта коррумпированность, шаткость и ненадежность – прямое следствие правления Владимира Путина. Основная сложность здесь для него состоит в том, что Путина поддерживает значительная часть российской олигархии, которая заинтересована, прежде всего, в росте своей прибыли, и как следствие в политической стабильности любой ценой. При этих обстоятельствах Навальный его сторонники, скорее всего, попытаются довести существующий в команде Путина внутренний конфликт до уровня коллапса внешней политической активности, как это было достигнуто во время последней избирательной кампании на Украине, а также напрямую связать коррумпированность российских чиновников с существующей властной системой.

Можно заметить, что «прощупывание» ситуации в этом направлении Навальным уже ведется. Последние несколько месяцев на ресурсах, высказывающих откровенное сочувствие Алексею Навальному (Интернет, телеканал «Дождь», «Новая газета», социальные сети) с настораживающей периодичностью появляется вброс материалов, компрометирующих руководство крупнейших российских государственных компаний. Авторы материалов, основываясь на фактуре с разной степенью достоверности, обвиняют госчиновников в коррупции и неэффективности управления. Можно было бы предположить, что сливом информации занимаются противостоящие друг другу кремлевские группировки; однако при детальном контент-анализе становится ясно, что во всех этих сюжетах, статьях или постах основной акцент делается не на собственно нечистоплотности того или иного госслужащего, а на том, что этот человек является приближенным Путина, ставленником Путина, членом команды Путина. Таким образом, проводимая кампания имеет своей целью не проведение журналистского расследования, а формирование негативного образа Президента и его ближнего окружения. Но если за обработку и вброс этого компромата не платят конкурирующие между собой кремлевские группировки, то значит, оплата производится из другого кошелька.


Средства

Наиболее вероятно, что бюджет Навального в немалой степени сформирован рядом американских фондов, официально декларирующих свою деятельность, как исключительно гуманитарную. Но нельзя не заметить, что деятельность этих организаций сильно активизировалась примерно год назад, что совпало по времени с назначением послом в США в России Майкла Макфола. Это назначение вызвало громкий дипломатический скандал, сутью которого стало то, что на столь важное стратегическое направление для США в качестве посла был назначен человек, который не только не обладает опытом дипломатической работы, но и прославился в качестве экспортера «цветных» революций – прежде всего на Украине. Особо отмечалось, что этот посол не карьерный дипломат и не специалист по России, зато он связан со спецслужбами через Демократический институт международных отношений США (National Democratic Institute for International Affairs, также NDI, NDIFIA), главой которого является не скрывающая своих антипатий к России Мадлен Олбрайт. Сразу после назначения посол первым делом встретился с российской оппозицией, что само по себе является знаковым обстоятельством; а кроме того, Макфол вскоре открыто заявил, что США будет поддерживать лишь общественные организации, стремящиеся к честным выборам.

Непосредственно сразу за этим заявлением в России снова появились эмиссары фонда Сороса и фонда Голдмана – последний известен, в частности, тем, что в середине 90-х его сотрудники выступали активными советниками команды Ельцина-Гайдара-Чубайса проводить в России приватизацию. Еще об одном спонсоре российской демократии, симпатизирующего Навальному – фонде Гугла – известно, что он создавался при непосредственном участии ЦРУ. Западные либеральные ценности отстаивают и другие организации, поддерживающие Навального. Среди них - фонд Генри Форда, руководители которого неоднократно заявляли о необходимости воспитания будущих руководителей стран в духе американской экономической мысли. Фонд на протяжении ряда десятилетий поддерживает оппозиционные движения вражеских режимов. Так, он финансирует Организацию непредставленных народов и наций (ОННН) (UNPO), которая объединяет каренов Бирмы, индейцев Лакота, тутси Руанды, крымских татар, абхазцев, аборигенов Австралии, черкесов, огонисов Нигерии, тибетцев, чеченцев, особенно, близких к президенту Дудаеву.

Фонд Макартуров, фонд поддержки еврейских общин, фонд демократии ООН. Все они, действуя через контролируемые структуры, такие, например, как Центр за честность в обществе (Center for Public Integrity) и Международный консорциум журналистских расследований (International Consortium of Investigative Journalists), а также Международный центр по изучению коррупции и оргпреступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project) – не только финансируют проект Навального, но и во многом определяют его кураторов. Так, Национальный фонд демократии через NDI нанял известного в Штатах политтехнолога-консультанта Майкла Мерфи, который работает в тесном сотрудничестве со своей российской коллегой и одновременно главным редактором журнала The New Times, ведущей радиостанции «Эхо Москвы» и членом Общественного Совета Российского еврейского конгресса Евгенией Альбац.

Все эти фонды работали несколькими годами ранее и на Украине, где их сотрудники, несмотря на свои заявления о том, что спонсируют исключительно образовательные культурные программы, не стеснялись вмешиваться во внутренние дела этой страны. Несмотря на разные задачи, которые призваны выполнять эти организации, цель у них, что совершенно очевидно, всегда одна: способствовать сокрушению существующего строя в тех странах, лидеры которых пока еще не приведены к единому политическому знаменателю.


Поддержка с мест

Было бы, конечно, ошибкой полагать, что «болотная» революция в России готовится исключительно на заокеанские средства. Алексей Навальный заранее застраховал себя от обвинений подобного рода, учредив в 2011 году Фонд по борьбе с коррупцией, который финансируется российскими гражданами и объединил проекты Навального «Роспил», «Росямы» (поддержание нормального состояния дорог) и «Росвыборы» (наблюдение за выборами). Таким образом лидеру оппозиции удалось не только заявить о пророссийских целях учрежденных им проектов, но и проложить еще один, вполне легальный, путь, по которому либералы могут получать финансирование уже непосредственно из отечественных источников. В числе добровольных жертвователей Фонда по борьбе с коррупцией оказались уволенный из «Альфа-групп» за свои политические взгляды Владимир Ашурков (вскоре ставший одним из основателей партии «Народный альянс»), владелец британских газет Independent и Evening Standard банкир Александр Лебедев, вице-президент «Росгосстраха» Роман Борисович, партнер УК «Росинвестотель» Кирилл Иртюга, первый заместитель гендиректора ЗАО «Большой город» (бухгалтерские услуги) Артем Любимов, председатель попечительского фонда «Династия» Борис Зимин, президент компании «Авиамаркет» Сергей Филонов, финансисты Павел Просянкин и Сергей Гречишкин и другие состоятельные граждане.

Аккумулированные таким образом зарубежные и российские средства позволяют Алексею Навальному чувствовать себя достаточно уверенно даже при том прессинге, которому подвергается сегодня оппозиция. Он делает достаточно смелые заявления и не скрывает своих политических амбиций, даже не пытаясь сделать вид, что стоит не на проамериканских позициях. Эти взгляды были усвоены Навальным, возможно, еще в 2010 году, во время учебы в Йельском университете, взрастившем, как известно, сразу нескольких лидеров мировых держав, беззаветно преданных идеалам демократии (в университете действует специальная стипендиальная программа, призванная реализовать три основные цели: обеспечить современный информативный тренинг по вопросам глобального управления для потенциальных лидеров, работающих в разных сферах и разных странах, наладить коммуникацию этих лидеров между собой и Йельским университетом и тем самым содействовать процессу его интернационализации). Заметим, что обучение в Йельском университете по программе «Yale World Fellows» Алексея Навального было бы невозможно без письменных рекомендаций Гарри Каспарова и Евгении Альбац. Целью программы, как утверждают ее разработчики, является обучение тех, кто в скором времени может управлять Россией.


Серые кардиналы

Учитывая количество лиц и организаций, заинтересованных в проекте «Навальный», было бы также неверным считать, что сам Навальный является самостоятельной фигурой, вольной хоть сколько-нибудь свободно определять свои дальнейшие шаги. Большей частью Навальный – все-таки «лицо» проекта, транслирующий на электорат информацию, подготовленную целым пулом опытных политтехнологов. Идеологическую и содержательную разработку конечного информпродукта ведет все та же Евгения Альбац с привлечением других, зачастую весьма одиозных, а то и просто обиженных режимом Путина фигур, таких, как Гарри Каспаров, Борис Немцов, его брат Игорь Эйдман и экс-министр финансов Алексей Кудрин.

Важнейшим ресурсом, через которого сторонники проекта «Навальный» стараются донести до электоральной общественности, конечно, является пресса. В последнее время сразу несколько российских СМИ, обозначивших свою антиправительственную позицию, получили зарубежные гранты, что, как в общем-то понятно всем, является ничем иным, как завуалированной формой финансовой поддержки печатного или электронного издания. Но завоевать лояльность СМИ, крайне заинтересованных в информации, которая может поднять стремительно падающий читательский интерес, можно не только, и зачастую даже не столько деньгами. Так, «Международный журналистский консорциум по расследованиям» (ICIJ), собравший в этом году досье на владельцев оффшорных счетов из России, передал эти сведения только трем российским СМИ: газете "Ведомости" (основанной и контролируемой американским издательским домом "Independent Media"), журналу The New Times и «Новой газете» (принадлежит Михаилу Горбачеву и Александру Лебедеву). Интересно, что при этом сам ICIJ финансируется за счет Института «открытое общество» фонда Сороса – парадокс здесь состоит в том, что Джордж Сорос сам спекулирует на мировых финансовых рынках через свой зарегистрированный на Нидерландских Антильских островах частный инвестиционный фонд «Quantum Fund».

Кроме того, «Международный журналистский консорциум» активно сотрудничает в России с такими известными медийными персонами, как Илья Барабанов (КоммерсантЪ, ранее The New Times), получившим журналистскую награду в области журналистики из рук консультанта НАТО Питера Маклера, автора книги «Сломать Ось Зла: Как к 2025 году устранить от власти последних диктаторов». В этом довольно интересном труде Маклер довольно подробно описывает 25 условий, выполнение которых обеспечит успешное и «малозатратное» свержение неугодных США политических режимов. Среди этих условий - «проталкивание» в ООН, Европейском Союзе, ОБСЕ, ПАСЕ и других международных организациях резолюций, осуждающих «нарушения прав человека», «наступления на свободу прессы» и т.п. в стране, где планируется «демократическая революция», подготовка (тренинг) оппозиционных групп и организаций «гражданского общества» к проведению уличных «ненасильственных» акций, создание психологической атмосферы внутри страны, парализующей способность сторонников существующей власти к сопротивлению. Не отвергая в принципе неоконсервативную концепцию мировой демократической революции, Палмер предлагает совершать ее не вооруженным путем, не высадкой морской пехоты и даже не путчем а-ля Пиночет, а абсолютно «мирнымии ненасильственными» методами. А главное — дешевым и почти «безболезненным» для США способом: «руками» местных «неправительственных организаций», созданных из лиц, придерживающихся либеральных и прозападных убеждений.

В качестве иных конечных исполнителей и трансляторов в кампании Навального задействованы журналисты Роман Анин (Новая газета), Роман Шлейнов (Ведомости), Алина Черноиванова (ИТАР-ТАСС) и др. Отличительной особенностью всех их является то, что каждый из этих журналистов хорошо известен пользователям российских и международных социальных сетей, ведет собственные блоги и страницы (кстати, владелец агентства «Социальные сети» Денис Терехов тоже был подключен к участию в проекте). Нельзя также не отметить, что все эти журналисты проходили обучение по тем или иным программам, поддерживаемым или спонсируемым американскими фондами, а также получали международные журналистские премии.

Таким образом, кампанию Навального можно назвать не только хорошо и гарантированно обеспеченным, но и детально продуманным проектом. Агитационная машина российской оппозиции, отправившая в непростой пятилетний «крестовый поход» за властью, имеет на борту все необходимое для того, чтобы к границе 2018 года подойти во всеоружии. При этом, конечно, разработчиками и идеологами кампании будут учтены ошибки, допущенные при провале «померанчевой» и прочих цветных революций. «Американцы не скрывают свое участие в этих революциях, - считает известный российский политолог, доктор философских наук Сергей Лебедев. - Только раньше американцы нанимали дюжину полковников, которые устраивали подобные перевороты в банановых республиках, а сейчас революции совершаются другим способом. В наших атомизированных городах в атомизированном обществе всегда можно найти достаточно большое количество людей, которых очень просто можно согнать на «Майдан». Так что это не настоящие революции, а обычные государственные перевороты, которые ничем не отличаются от верхушечных переворотов в банановых республиках. Настоящая революция - это всегда антисистема, которая выходит из глухой оппозиции, а революции на постсоветском пространстве - это восстания миллионеров против миллиардеров, разборка внутри элиты и сведение личных счетов».


Источник

http://www.infox.ru/authority/mans/2013/08/06/Fabrika_pryezidyenta.phtml


выступает в роли оценщиков
директор
hrnews
Сейчас мы сотрудничаем с двумя провайдерами услуг по оценке персонала. Наряду с ними работают и внутренние оценщики Корпоративного университета. Мы пытались расширить круг провайдеров, но, к сожалению, в России мало по-настоящему сильных оценочных компаний. Дело в том, что наш проект достаточно сложный и интенсивный. Сделать такой вывод позволяет мой личный опыт – когда-то я занимался оценкой персонала, работая в крупной консалтинговой компании. В неделю порой приходится оценивать 80-100 человек. Это действительно много, если учесть, что необходимо поддерживать единый уровень качества и единые критерии оценки.
Поэтому, во-первых, прежде чем начать работу с таким специалистом, мы оцениваем его компетентность. Во-вторых, мы постоянно контролируем, как проходит оценка, не страдает ли качество, выполняются ли все требования к процессу. В-третьих, мы добиваемся, чтобы все придерживались единых технологий: и обе привлеченных компании, и наша собственная команда оценщиков. В-четвертых, мы помогаем консультантам лучше понять особенности работы в «РЖД». Мы познакомили их с историей компании, организационной структурой, нашей корпоративной культурой, рассказали о руководителях.
В течение трех-пяти часов он обсуждает с ними ключевые жизненные события по специальной технологии, предлагает решить несколько бизнес-кейсов. Иногда дает небольшие тесты. Затем анализирует полученные ответы и делает выводы, которые потом ложатся в основу обратной связи топ-менеджеру. Руководителей самого верхнего уровня оценивают не столько по компетенциям, как других управленцев, сколько по ключевым сферам. Например, по сфере принятия стратегических решений или сфере взаимодействия топ-менеджера с другими людьми.
Оценщик должен уметь оказывать людям эмоциональную поддержку, потому что процедура оценки всегда вызывает у них сомнения, переживания, тревогу.
Хороший специалист по оценке, конечно, должен обладать определенными личностными качествами. Ведь слово «оценка» очень похоже на слово «ценить». И действительно, оценщику нужно смотреть на сотрудников с точки зрения их ценности, значимости.

О компании «Российские железные дороги»
директор
hrnews
О компании «Российские железные дороги» («РЖД») созданы в 2003 г. и полностью принадлежат государству. В компании работает свыше 1,3 млн со-трудников, она эксплуатирует железные дороги протяженностью около 82 тыс. км. Около 43 тыс. км линий электрифицированы. Доля «РЖД» в грузообороте транспортной системы России превышает 42 %, в пассажирообороте – 32 %. Подвижной состав включает в себя более 500 тыс. грузовых вагонов, 24 тыс. пассажирских вагонов дальнего следования и 15 тыс. вагонов пригородных поездов.
Президент «РЖД» Владимир ЯКУНИН не просто поддерживал экспертов, но и выступал инициатором проекта. Например, он затрагивал тему оценки и обучения на больших планерных совещаниях руководства. Объяснял топ-менеджерам, что им нужно развиваться, осваивать новые подходы к управлению людьми, а не сосредотачиваться только на производственных вопросах. А для этого сначала нужно пройти оценку самим. Кроме того, мы записали личное видеообращение Владимира ЯКУНИНА к слушателям Корпоративного университета и демонстрировали его в первый же день занятий.
Методы оценки зависели от должностей руководителей. Всю аудиторию Корпоративного университета, а это несколько тысяч управленцев разного ранга, мы разделили на четыре категории. В первую вошли вице-президенты компании и руководители ключевых крупных подразделений. Таких управленцев у нас около 60 человек. Во вторую категорию вошли управленцы, которые также занимают высшие руководящие должности, но их уровень на иерархической лестнице несколько ниже. В третью мы включили руководителей рангом еще ниже. Но важно отметить, что все эти три категории менеджеров считаются в компании верхним уровнем управления. Наконец, в четвертую группу попали молодые перспективные руководители.
Руководители из первой группы обладают очень высоким статусом, поэтому групповые формы оценки для них не подходят. С каждым из них проводилось индивидуальное глубинное интервью в течение 3–5 часов. Руководителей из второй группы мы оценивали в рамках оценочных стратегических сессий. Для третьей группы мы применяли метод ассессмент-центра. Для молодых руководителей из четвертой группы мы проводили оценочную конференцию. Это аналог ассессмент-центра, но в конференции участвуют сразу 50–70 человек и с ними работают по 12–15 экспертов-оценщиков.
В университете используют как индивидуальные, так и общие целевые программы обучения, направленные на развитие управленческих навыков. Практически все они адаптированы под специфику «РЖД», в их разработке участвуют топ-менеджеры компании. Например, на занятиях, посвященных стратегии управления, рассматривается блок вопросов о ключевых показателях эффективности (КПЭ), и для будущих слушателей на эту тему записана видеолекция Валерия ВЕРЕМЕЕВА, начальника департамента экономической конъюнктуры и стратегического развития. Также применению КПЭ посвящен очень подробный кейс на примере локомотиворемонтного депо «Кинель». Полный цикл обучения в университете занимает полтора года и состоит из трех семестров. Сейчас специалисты работают над созданием дополнительных дистанционных курсов для более углубленного индивидуального обучения руководителей.

Это вызывает у сотрудников ощущение, что все справедливо
директор
hrnews
Есть две причины. Первая касается непосредственно самих топ-менеджеров. Они, подавая личный пример каждому сотруднику компании, должны постоянно развиваться и совершенствоваться. А оценка, как ничто иное, помогает задать самому себе вектор развития. Вторая причина: если в компании оценивают только линейный персонал, а топ-менеджеров не трогают, уровень лояльности сотрудников, как правило, снижается. Но когда они видят, что оценку проходят даже руководители уровня вице-президентов, то она уже не вызывает у них такого стресса. Мы стремимся к тому, чтобы система управления персоналом в «РЖД» была прозрачной и ни у кого не вызывала антагонизма, поэтому и предъявляем ко всем сотрудникам схожие требования. Это дает людям ощущение справедливости и определенности.
Мы старались донести до них мысль, что эти мероприятия будут полезными для них, потому что они смогут посмотреть на свои деловые качества с иной точки зрения и совершенствовать управленческое мастерство.
Кто-то сразу, кто-то нет. Но мы действовали постепенно, шаг за шагом. Два года назад, когда в компании еще только обсуждалась новая модель корпоративных компетенций, мы встречались с топ-менеджерами и спрашивали их, по каким параметрам стоит оценивать сотрудников. Затем мы организовали новые встречи уже перед тем, как окончательно утвердить модель. И снова говорили о предстоящей оценке и обучении. То есть мы подготавливали управленцев к тому, что их будут оценивать. И в результате нам удалось снизить накал страстей и даже заручиться поддержкой некоторых топ-менеджеров к тому моменту, когда началась процедура оценки.

С другими инструментами мотивации бонусы эффективны
директор
hrnews
Трудно найти человека, которого материальная мотивация оставляла бы абсолютно равнодушным. И не важно, сколько он зарабатывает. Материальное поощрение наряду с другими мотиваторами всегда имеет смысл. Топ-менеджеры получают бонусы по итогам и собственной деятельности, и работы компании в целом. Следовательно, если система материальной мотивации грамотно выстроена и прозрачна, руководители будут прикладывать усилия как в зоне собственной ответственности, так и в командной работе. И тогда бонусная система будет на пользу всей компании. Российские HR-ы глубоко анализируют эффективность применяемых методов, даже многократно опробованных и не вызывающих сомнения.

Годовые бонусы не всегда мотивируют топ-менеджеров
директор
hrnews
Есть четыре причины. Во-первых, не всегда количественные показатели, за которые выплачиваются бонусы, являются результатом работы конкретных руководителей. Например, деятельность финдиректора мало влияет на рост продаж. Во-вторых, не всех топ-менеджеров можно мотивировать результатами работы подведомственного отдела. Технического директора мало замотивирует задача снизить число запросов в службу техподдержки. В-третьих, сложно разработать критерии для менеджеров, которые работают в изменяющихся условиях. В-четвертых, не всегда можно оценить работу управленца за конкретный временной отрезок (за квартал, год). Ведь зачастую результаты управленческих решений мы видим значительно позже.

Бонусы – один из самых действенных способов мотивации
директор
hrnews
Выводы швейцарских коллег очень спорные. Влияние топ-менеджера на общекомандные результаты в компании очень велико. Чем больше прибыль, тем больше готовы платить акционеры эффективной команде топов. Как стимулировать их получать сверхрезультаты? Ответ очевиден: позволить получать сверхдоходы, но при условии, что достигаются нужные результаты. Поэтому бонусы у топ-менеджеров самые высокие. Те, кто не понимает эту простую логику, и служат источником общественной критики существующей системы мотивации топ-менеджеров. Но обратите внимание: и теряют топы больше, чем другие сотрудники (их бонус доходит до 100 % от оклада, и иногда они его не получают).

Управление по результатам разрушительно: топ перестает видеть всю систему
директор
hrnews
Топ-менеджер мотивирован на достижения, способен рисковать, умеет прогнозировать варианты развития событий, и главное, принимает ответственность за результаты претворения своих решений в жизнь. Разве такого человека можно мотивировать только бонусами? В 2008 году многие топ-менеджеры эффективно работали, не получая бонусов. К тому же, когда же человек удовлетворяет свои потребности, думаю, бонусы переходят в разряд гигиенических факторов. Гуру менеджмента качества Э. ДЕМИНГ давно говорит о разрушительном эффекте управления по результатам: топ концентрируется на показателях и перестает видеть систему.
Пример
Заместителю генерального директора по сбыту одной производственной компании поставили цель – увеличить продажи. Награда – приличные бонусы. Он нажал на продавцов, и те смогли значительно увеличить объем заказов. Так как производство не было готово к таким объемам, приобрели дополнительные мощности. Но в следующем периоде продажи резко упали. В чем дело? Титанические усилия продавцов вычерпали рынок, а у компании появились избыточные мощности.

Бонусы топ-менеджерам за результаты работы вредны
директор
hrnews
Аргумент 1. Со временем результаты деятельности компаний ухудшаются
Исследователи выбрали 1089 успешных открытых компаний Америки (со средней выручкой 1,6 млрд долл.) и проанализировали результаты их деятельности за несколько лет. Статистический анализ показал: применение систем вознаграждения за результат постепенно приводит к снижению эффективности работы компании.

Аргумент 2. Нет причинно-следственной связи между бонусами и результатами
Нельзя наверняка сказать, что именно из-за перспективы получить бонусы руководители показывают высокие результаты. В действительности топ-менеджеры рассуждают так: удалось выполнить план – получу вознаграждение. Не удалось? Ну, останусь без него. Бонусы лишь способствуют тому, чтобы главы служб (или фирм) осознавали свой статус и не относились к работе откровенно безразлично.

Аргумент 3. Топ-менеджеры научились мухлевать
Иначе говоря, извлекать выгоду из системы премирования за результаты – умело, тонко и незаметно подтасовывать данные. Нередко топы делают так, чтобы часть затрат не включать в расходы своего подразделения (переложить их на другие службы). Есть множество и других ухищрений. Словом, руководители начинают думать больше о самом бонусе и о том, как его получить, а не о качестве своей работы.

группы повышенного внимания
директор
hrnews
Повторяющиеся пожелания сотрудников объедините в «группы повышенного внимания»
Когда мы проводили опрос, то предложили сотрудникам высказывать свои пожелания по улучшению лидерского климата и повышению удовлетворенности работой. Это очень полезная информация. Затем все наиболее часто повторяющиеся пожелания собрали в группы. Мы назвали их «группами повышенного внимания». Всего их у нас получилось шесть. Вот они:
1. Совместные встречи. Сотрудники хотели бы, чтобы руководители проводили с ними короткие встречи и обсуждали рабочие проблемы, давали обратную связь.
2. Усовершенствование системы поощрения. Работники просят предусмотреть больше градаций по размерам вознаграждений и случаев, за которые оно может быть выплачено.
3. Вовлеченность в принятие решений. Пожелание выстроить более эффективную систему коммуникаций руководителей и подчиненных в подразделениях.
4. Развитие творческого потенциала. Молодые специалисты не против, если их будут чаще вовлекать в различные проекты.
5. Эффективное управление временем. Подчиненные хотели бы чаще получать от руководителей краткосрочные задачи.
6. Обеспечение безопасности на рабочем месте. В эту группу вошли пожелания по оснащению рабочего места, а также о мерах по защите от производственных травм и аварийных ситуаций.
Благодаря опросу мы знаем, что сделать, чтобы повысить лояльность сотрудников, их мотивацию, вовлеченность в улучшение производственных процессов. А значит, есть еще возможности улучшать производственные показатели.